История из жизни

Испытание длиною в 6 месяцев.

Учеба в институте подходила к  завершающему этапу. Осталось сдать последнюю сессию и выйти на преддипломную практику.  В прекрасном расположении духа я вместе с  подружками исполнила приказ декана, прошла флюорографическое исследование в поликлинике по месту жительства, а вечером, устроившись поудобней  в комнате общежития, мы, весело болтая, строили планы на будущую жизнь. Хотелось работать самостоятельно, не зависеть от родителей и стать профессионалом в своем деле. И как все, кому чуть за 20 , мечтали и были счастливы.

На следующий день   куратор напомнил нам, чтобы мы не забыли принести данные флюорографического  исследования.  Выполнить просьбу в тот же день не смогла, а пришла за результатами  через неделю.  Сначала я ничего не поняла, увидев приглашение к врачу- фтизиатру. Не сразу и вспомнила, какие проблемы решает этот узкий специалист, но  в глубине души  появилась тревога.   Придя в общагу,  первым делом  села за компьютер. Минут через 10, меня уже трясло от одного предположения, что у меня ТУБЕРКУЛЕЗ, так как  врач-фтизиатр занимается лечением  только этого заболевания.

В противотуберкулезном диспансере меня встретили  очень вежливо. Незнакомые врачи, медицинские сестры, проходя мимо, здоровались.  Такое поведение  работников  отделения  удивило, расслабило и успокоило. Очереди к врачам  не было.   С улыбкой меня пригласили в кабинет,  врач и медицинская сестра   представились и стали вести со мной  беседу.   Справиться со своими эмоциями я не смогла  и разрыдалась громко, услышав, что в легких есть изменения туберкулезного характера.  Меня успокаивали, наверное, все, кто был свободен.  Я, как в тумане, слышала, что нужно сдать анализы, прийти на центральную врачебную комиссию.

В кабинете психолога я не могла успокоиться в течение часа.  Слезы текли «рекой» и останавливаться не хотели. Вся жизнь, как кинолента, пролетела перед глазами. Моя мечта окончить институт  казалась такой далекой, далекой.

Когда диагноз подтвердился, я  уже не думала о мечте,  мне хотелось умереть  сегодня, здесь и сейчас. Страшно  было представить, что все, кто был со мной рядом, будут находиться  на учете по контакту.   Чувство тревоги  перешло в чувство страха.  Страх был со мной каждый день, каждый час, каждую минуту.  Мысли стучали в голове  как молоточки: я заразная.

Адаптация к лечению в стационаре проходила тяжело,  нервничала, худела. Рядом в палате  находилась женщина лет 45. Не было никакого желания общаться.  Наблюдая за ней, я понимала, что  она тяжело переносит химиотерапию.  Ни ко мне, ни к ней практически никто не приходил. Я – иногородняя, и не хочу, чтобы об этом узнали знакомые. Она – местная,  работает  руководителем, а проблема одинаковая.  Каким бы не был наш статус, болезнь не пощадила ни меня, ни ее.

Два месяца, проведенные   в стационаре, дали о себе знать.   Мое мироощущение резко  изменилось. Я повзрослела и  поняла главное, что туберкулез не щадит людей слабых духом,  не имеющих сильного характера. От него  «убежать» невозможно. Нужно  лечение доводить  до конца. Находясь  60 дней  в заразном инфекционном отделении, я наблюдала за больными: как они  относятся к себе,  болезни, жизни в целом и пришла к выводу, что  такое  испытание проходят не все больные, так как не имеют мечты, цели в жизни. Многие просто  не любят себя, им не понятно чувство  ответственности перед другими. Бросают лечиться, уходят домой, а значит, заражают  тех, кто находится рядом.

Мое чувство страха  трансформировалось в чувство преодоления себя. Я приняла болезнь, и  динамика  лечения стала положительной.  Мой курс лечения длился 6 месяцев.

Повзрослев в одночасье, я по-другому стала относиться  к людям, которые меня окружают.   Шкала жизненных ценностей  резко поменялась. Я видела, как  мои  «друзья», увидев меня, избегают общения со мной, находят тысячи причин  не встречаться, не всегда отвечают на телефонные звонки.          Но сейчас это меня уже мало волнует.  Мне хочется  жить и  верить, что моя  мечта  сбудется, так как  испытания сделали меня сильной. Я  отпустила все обиды, понимая, что инстинкт самосохранения намного сильнее  человеческого разума, и не все, кто был рядом со мной, был настоящим другом. Находясь дома, в кругу любящих  людей и, пройдя такое испытание, как лечение туберкулеза, хочется  защитить их от такой коварной болезни, напомнив о необходимости  прохождения  флюорографического обследования один раз в год.

 

Н.Н.